CLOSE
At a glance
Investors
Mission & values
Press & Media
Business model
Careers
Ukrsotsbank Worldwide
Ukrsotsbank Factsheet
Поддержка Печать Добавить в избранное

Если 40 млн населения будут играть против гривни, о каком будущем этой страны можно говорить? — глава UniCredit Bank

22.06.2015

Тамара Савощенко, будущая глава правления украинской "дочки" UniCredit, о докапитализации, работе с проблемными заемщиками и планах банка на будущее

Тамара Савощенко проработала в банке UniCredit более 20 лет. С 1 июля она официально возглавит правление банка, а помогать в управлении операционной деятельностью материнская группа поручила генеральному менеджеру, Мауро Маскио. Таким образом, управление финучреждением по-прежнему остается в руках итальянцев, тогда как предправления получит в большей степени представительские функции. О том, как именно распределят между собой зоны ответственности предправления и генеральный менеджер, а также о работе банка с физлицами-должниками и проведенной банком докапитализации читайте в эксклюзивном интервью Delo.UA.

О докапитализации и стресс-тестах

Расскажите о механизме проведения докапитализации. Это было оформлено как прямая иностранная инвестиция?

Наша докапитализация состояла из двух этапов: $250 млн — первый транш и столько же — второй. Первый транш — это, по сути, прощение долга и перевод кредитной линии, предоставленной материнской компанией, в капитал первого уровня. Второй транш докапитализации — это перевод кредита материнской компании непосредственно в уставный капитал путем выпуска дополнительной эмиссии акций. И в первом, и во втором случае это "живые" деньги, которые уже были заведены в Украину.

Первый этап был успешно завершен в марте, средства попали в капитал. Второй этап более длительный, потому как увеличение уставного капитала жестко зарегулировано: здесь требования и НБУ, и НКЦБФР. Это процедура тяжелая, мы планируем завершить большую ее часть к 30 июня. Полностью все процессы по докапитализации мы планируем завершить до августа.

Возникали какие-то проблемы с регистрацией эмиссии под докапитализацию?

Да, но это была ситуация, которая носила чисто технический характер. Дело в том, что для определения цены акции мы берем данные с биржи, а биржевая цена определяется четырьмя знаками после запятой, то есть стоимость одной акции будет с дробными долями копейки. В законодательстве прямого запрета нет и четко это не прописано, поэтому акции и торгуются по такой цене. Но когда мы начали регистрировать проспект эмиссии, у Нацкомиссии по ценным бумагам возникли вопросы к тому, что стоимость акции меньше одной копейки. Они в этом увидели некое ущемление прав миноритарных акционеров.

Чисто теоретически, если человек захочет купить одну акцию, то ему придется заплатить за нее 11 копеек, поскольку мы физически не можем продать ее за меньшую стоимость (стоимость акции 0,1065 грн). А если человек покупает пакет акций (более десяти), то стоимость одной акции у него будет ниже: 0,1065 грн. Эта ситуация действительно чисто теоретическая, потому что расходы на оформление покупки одной акции намного больше, и поэтому никто ее покупать не будет. Это совершенно бессмысленно с экономической точки зрения.

После долгих переговоров с Нацкомиссией мы нашли решение. Мы проводим повторное собрание акционеров, но взяли уже новую цену акции на бирже, округлив ее в сторону 10. Мы согласовали с Нацкомиссией, что мы идем по упрощенной процедуре, принятой Нацбанком с целью докапитализации банков. Те банки, которым нужно провести вливания в капитал, могут осуществить его по упрощенной процедуре. 25 июня у нас пройдет собрание акционеров, а до 30 июня мы планируем зарегистрировать проспект эмиссии. Вот так мы вышли из этой ситуации.

Хватит ли вам суммы докапитализации по итогам стресс-теста?

Что касается стресс-теста, то сейчас можно говорить лишь о диагностике — asset quality review, которую Нацбанк делает для 20 крупнейших банков. Они приходят, делают определенную выборку, смотрят качество портфеля, покрытие резервов. Сама проверка asset quality review у нас уже закончилась, и мы ожидаем от Национального банка финальных результатов. Следующим этапом будет экстраполяция данных по выборке на весь портфель и уже сам стресс-тест.

Это делается Нацбанком без участия банков по определенной методологии, согласованной с МВФ. В результате всех этих итераций для каждого банка будет определен размер необходимого резерва для покрытия рисков и, следовательно, потребность в докапитализации.

По результатам диагностики каждый банк должен будет разработать и утвердить план реструктуризации, по сути это будет план вхождения в нормативы. Мы должны будем его предоставить до сентября, но план рассчитан до 1 января 2019 года. Сумма докапитализации, которую мы сейчас проводим, пожалуй, самая большая на рынке и беспрецедентная для Украины в этой ситуации, и это позволяет нам чувствовать себя достаточно комфортно.

Раньше стресс-тест проводилсяиначе?

Раньше была несколько другая процедура. Это, по сути, вторая диагностика, второй стресс-тест в истории нашей банковской системы. Предыдущая проходила в 2014 году, и по требованию самого Нацбанка стресс-тестирование проводилось аудиторами из большой четверки. Нацбанк требовал, чтобы коммерческие банки заключали договор с аудиторской компанией, причем не той, которая является обычным аудитором этого банка, и не той, с которой банк работал последние три года. Нужно было выбирать совершенно независимую компанию по отношению к этому банку.

В принципе, банки выступали за то, чтобы при проведении этой диагностики не привлекать аудиторские компании, потому что это было достаточно дорогое удовольствие — предыдущая диагностика обходилась банкам в среднем в $100 тыс. В итоге Национальный банк принял решение проводить диагностику самостоятельно.

О банке и о валютных заемщиках

Назовите самые популярные продукты в вашем банке.

Карточные продукты — например, "Топливная карта" хорошо пошла. Она дала прирост и нам и нашему партнеру, заправкам WOG. В премиальном сегменте стоит упомянуть MasterСard Word Elite.

Неплохо продаются страховые продукты, которые у нас достаточно широко представлены. Ну и, конечно, депозиты. Мы работаем над оптимизацией и рационализацией продуктового ряда по депозитам, в том числе и в связи с изменениями в законодательстве, касающимися срочных вкладов. Теперь необходимо четко разделить срочные депозиты без права досрочного снятия и средства до востребования, включая срочные депозиты с правом досрочного расторжения, чтобы предоставить клиенту возможность выбрать то, что ему действительно необходимо.

Чувствуете ли вы сейчас какие-то улучшения в плане показателя системы по притокам депозитного портфеля?

В целом ситуация по банковской системе очень разнообразная. В большей степени сейчас происходит перераспределение средств между банками, особенно гривненых. Начиная с 3 июня были немножко смягчены ограничения на снятие средств с депозитов и текущих счетов, но, к сожалению, только для гривниы. Все банкиры очень ожидали какой-то либерализации и по снятию средств в иностранной валюте, но Нацбанк совместно с МВФ решили все-таки их пока оставить. Хотя, честно говоря, в том, чтобы начать смягчение ограничений именно с национальной валюты, тоже была своя логика.

С точки зрения обывателя каждый хочет купить себе какую-то валюту, где-то ее спрятать и сидеть спокойно. С другой стороны, если говорить в государственных масштабах, то если у нас 40 млн населения будут играть против национальной валюты, то о каком будущем этой страны можно говорить? Все-таки с точки зрения регулятора это был правильный шаг, хотя мы и ожидали большего. Наша общая задача — вернуть доверие к национальной валюте, иначе бессмысленно говорить о каком-то развитии.

Если же говорить о нашем банке, то мы отмечаем положительную тенденцию по притоку депозитов в гривне. По валюте ситуация остается довольно сложной, так как ограничения, существующие по снятию средств с валютных вкладов заставляют людей пока придерживать средства под матрасами или в тех же депозитарных ячейках. Об этом свидетельствует не снижающийся спрос на аренду депозитарных ячеек.

А вы сами как считаете, стоит ли снимать ограничения по валюте?

Я давно поддерживаю эту мысль. Во время регулярных встреч руководителей банков с Валерией Гонтаревой этот вопрос неоднократно обсуждался. Сначала банков, которые высказывались за отмену, было немного. Но потом, когда мы встречались с МВФ и банковская ассоциация делала опрос среди банков, 60% финучреждений высказались за полное либо частичное снятие ограничений по валюте. Наше рабочее предложение заключалось в том, чтобы уравнять размер ограничения по гривне и по валюте (лимит снятия по валюте установить в размере 300 000 грн в эквиваленте).

Следующий порог обсуждался в НБУ? Например, увеличение с 15 000 грн до 50 000, до 150 000 грн?

Обсуждались различные варианты, но пока все осталось как есть. Следующий этап пересмотра ограничений — сентябрь, тогда могут быть какие-то послабления, во всяком случае мы очень на это надеемся.

Как вы считаете свой проблемный портфель: 30 дней, 90 дней — и во сколько процентов вы его оцениваете?

Есть показатель негативно классифицированных активов Национального банка, у нас он колеблется в районе 40%. Как и у любого банка, который является частью международной финансовой группы, у нас есть двойная система учета: по локальным стандартам и по международным. Мы очень надеемся, что рано или поздно мы избавимся от необходимости поддерживать две системы, так как Нацбанк анонсировал переход на международные стандарты учета начиная с декабря 2015 года. С точки зрения определения проблемного портфеля и формирования резервов международные стандарты намного более гибкие, чем те же локальные стандарты нашего всем известного постановления №23. Поэтому мы очень надеемся, что Национальный банк перейдет на эти рельсы, и мы не будем оценивать портфель по формальному принципу, который иногда не имеет ничего общего с действительностью.

Сколько у вас сейчас в общем портфеле занимает ипотека?

В общем портфеле физлиц — около 88%. При этом 98% ипотеки было выдано до 2010 года.

Какой эффект должна дать ваша программа 50/50 по реструктуризации ипотечных кредитов?

Мы просчитали, что под эту опцию попадает 15 000 наших клиентов. По нашей свежей статистике, за неделю со 2 по 8 июня опцией воспользовались 1 139 человек на сумму 31,8 млн грн.

Как давно она действует?

Она полноценно действует с июня, так что делать какие-то выводы еще рано. Но первые результаты неплохие. Мы возлагаем очень много надежд на эту опцию, потому что у многих людей валюта как таковая в том или ином виде есть. Еще до того, как мы эту опцию внедрили как стандартную, по отдельным кейсам мы вели переговоры, люди гасили 50% или 60%, а разницу мы им списывали. Но как стандартная массовая опция она появилась у нас после того, как были внесены изменения в Налоговый кодекс о том, что сумма прощения не облагается налогом.

Вы также рассчитывали получить быстрый приток ликвидности в валюте?

Естественно. Потому для нас эта опция оптимальна: мы в любом случае несем убытки в связи со списанием части долга, но с другой стороны, когда 50% суммы приходит сразу кэшем, то это частично нивелирует убытки, которые мы получаем в целом. К концу июня мы рассчитываем получить приток, но вы же понимаете, существует много факторов, даже по этой опции. Возможно, ею воспользовалось бы и больше человек, если бы не популистские заявления и обещания конвертировать задолженность в гривню по курсу 5,05, которые не имеют ничего общего с реальностью.

Естественно, часть людей таким обещаниям верит и ждет принятия соответствующих законов. К примеру, когда началась последняя волна рассмотрения очередного варианта закона, у нас было огромное количество людей, готовых пойти на реструктуризацию, по которым были проведены переговоры, найдены конструктивные решения, готовы договора, осталось лишь подписать, но в последнюю минуту люди отказались в надежде на принятие закона, который обеспечит им конвертацию по курсу 5,05. Вот это самый большой фактор, который дестабилизирует ситуацию.

Мы общались с коллегами из других банков, которые являются крупнейшими держателями ипотечных портфелей, и ситуация везде примерно одинаковая: люди, которые брали кредит под единственное жилье, по прежнему платят, пусть по чуть-чуть, понемножку, но сколько могут, столько и платят, либо ведут переговоры с банком, обсуждая конструктивные и компромиссные варианты выхода из ситуации . В большинстве своем не платят люди, у которых, к примеру, в Конча-Заспе по три участка или по две квартиры в центре Киева, которые сдаются в аренду. Социального аспекта в этих движениях абсолютно нет.

А на меморандум банк не пойдет?

У нас очень давняя и длинная история с меморандумом. Мы очень много встречались с Национальным банком по этому вопросу.

То, что банк не подписывает меморандум, абсолютно не означает, что мы не работаем с заемщиками и не стараемся предложить им приемлемые варианты.

На последнюю встречу с НБУ банки с иностранным капиталом — крупнейшие держатели ипотечных портфелей в иностранной валюте подготовили совместную презентацию, чтобы донести свою позицию о том, что если мы не подписываем меморандум, это не значит, что мы ничего не делаем и не пытаемся решить проблему. В общем-то, мы были услышаны. Договорились, что все банки ежемесячно будут предоставлять отчетность в Нацбанк, какой был прогресс по реструктуризации за месяц, что мы сделали, как уменьшили этот портфель, чтобы Нацбанк тоже мог видеть, каким образом решается проблема. Ведь то, что мы не подписали меморандум, носило какой-то негативный оттенок: "Эти банки не хотят пойти навстречу несчастным валютным заемщикам, злодеи". На самом деле это не так, поскольку реструктуризацию задолженности мы проводим уже довольно давно, мы делали много реструктуризаций еще когда курс был 8,0. Мы умоляли людей реструктурировать по 8 грн/доллар, и было странно слышать, когда люди отказывались. Теперь все рвут на себе волосы.

О планах на будущее

Планируете переходить на модель комиссионных доходов?

У нас это и происходит. В апреле и мае у нас была хорошая динамика по комиссионным доходам, мы оптимизировали за счет розницы комиссионные расходы, выпустили несколько новых продуктов. По корпоративному бизнесу тоже увеличился удельный вес комиссионных доходов в том числе и за счет увеличения процента собираемости.

Вы согласны, что до 2018 года банки не смогут рассчитывать на процентные доходы?

Согласна, исходя из той динамики, что есть сейчас. Процентные доходы очень зависимы от того как растет экономика: когда есть потребность в кредитовании, начинают расти и процентные доходы. Этого сейчас нет, теперь выходят на первый план расчетные операции, платежные инструменты, мобильный банкинг.

Как вы распределяете обязанности между собой и генеральным менеджером?

На текущий момент распределение обязанностей еще на стадии обсуждения. В зоне моей ответственности будет взаимодействие с НБУ и другими регуляторными органами, координация вопросов банковской безопасности, комплаенс, юридический департамент. Мауро будет координировать бизнес-направления.

В чем будет заключаться ваша стратегия развития банка?

Стратегия будет меняться, и драйвером тут будет решение о докапитализации. Сумма, которую группа вливает в капитал, значительна и дает нам преимущество как среди локальных банков, так и среди банков с иностранным капиталом. Мы должны это преимущество использовать на сто процентов.

Основным целевым сегментом для нас будут международные клиенты, крупные корпоративные клиенты с потенциалом развития, даже если сейчас потенциал труднореализуем из-за экономической ситуации. Что касается ритейла, то он в какой-то степени будет источником для привлечения гривневой ликвидности. Тут мы будем фокусироваться на более тесном взаимодействии с корпоративным бизнесом, в частности, в развитии кросс-продаж, привлечении новых зарплатных проектов. По-прежнему в фокусе операции с платежными картами, расширение эквайринга.. Мы также будем развивать дистанционные каналы продаж и оптимизировать количество отделений.

На МСБ пока не рассчитываете?

Я пока не вижу перспектив его развития, прежде всего из-за высокого налогового давления. К тому же нынешняя учетная ставка и, как следствие, высокая стоимость денег нивелирует возможность кредитования бизнеса. Пока не изменится общая ситуация, на мой взгляд, о развитии МСБ пока можно говорить в лучшем случае в среднесрочной перспективе.

Источник: delo.ua

Дата: 22.06.2015

Телефон: 0 800 3000 90
Назад





Интернет-банкинг
Физическим лицам
Юридическим лицам
Отделения и банкоматы
Контакты
0 800 3000 90 0 800 3000 90
0 800 3000 90 0 800 3000 90
332 0 800 3000 90
Поддержка

Звонки со стационарных и мобильных телефонов в пределах Украины бесплатны.

Сallback для звонков с мобильного.

Номер для звонков с мобильного в пределах Украины для абонетов Vodafone, Київстар та lifecell.

Тарификация согласно тарифных планов абонента.

Сallback для звонков с мобильного.

Для международных звонков и звонков в пределах Украины.

Сallback для звонков с мобильного.

Курсы применяются в дату фактического списания средств со счета и являются приближенными к курсу банка при блокировании необходимой суммы на момент совершения операции.
Сначала указана валюта карточного счета, далее - валюта расчетов с платежной системой
Оценка качества обслуживания

Обратная связь

Возникли вопросы, предложения, замечания?

Мы ценим сотрудничество с Вами. Для того чтобы поделиться своими предложениями, замечаниями, задать вопрос, пожалуйста, заполните форму обратной связи, приведенную ниже или позвоните в Контакт-центр АО "Укрсоцбанк" по номеру 0 800 5000 20 (звонки со стационарных телефонов в пределах Украины бесплатные).









Я хочу получать информацию о новых услугах Банка, акциях и розыгрышах.

Поля обязательны к заполнению