CLOSE
At a glance
Investors
Mission & values
Press & Media
Business model
Careers
Ukrsotsbank Worldwide
Ukrsotsbank Factsheet
Поддержка Печать Добавить в избранное

Борис Тимонькин , Председатель правления ПАО «Укрсоцбанк», UniCredit Bank™, дал реалистичные оценки нынешней ситуации во время он-лайн интервью на «РБК-Украина» - часть 1

14.08.2012

-Что будет с гривной после выборов? На что ориентироваться?

Очень простой ответ. Гривна уже сейчас предельно дефицитна. Остатки на корсчетах - 15 млрд.грн. При повышенных обязательных резервах. Т.е. свободной гривны для спекуляций, скажем так, сегодня нет. И, я так понимаю, что до конца года ее также не будет. Ну а дальше идет причинно-следственная связь. Если нет свободной гривны, то и нет мощного фактора давления на курс гривны. Поэтому, когда вы слышите страшные прогнозы – 9, 10,12, то это чушь. Позитивный финансовый счет. Подвыборы еще денег добавят. И главное, что нет ситуации 2008 года, когда десятки миллиардов рефинансирования выливались на межбанковский рынок и тут же начинали давить на курс. Сегодня давление если и есть, то оно вызывается только гражданами, часть которых идет и гривну переводит в доллары. Кстати, желая не потерять, а заработать. Мы если оцениваем валюту, то это только инфляция – против нее ведь работаем. Когда вы думаете, что курс вырастет, и покупаете доллар, вы хотите на самом деле заработать, а не потерять. Это желание оправдано для людей, у которых долги в долларах. Тогда да. Если ты боишься, есть смысл погасить. Но при этом тот уровень ставок, который сегодня банковская система дает по депозитам в гривне, я думаю, что в сентябре это будет 20% годовых в гривне, при где-то 8% в долларах. Вот эти 12% разницы, поверьте мне, с лихвой перекрывают потенциальные курсовые риски.

- Но общая нехватка гривневой массы, насколько я понимаю, все-таки очевидна.

Она очевидна, но давайте понимать, мы же ее сами формируем.

- Ну, не мы, а регулятор.

Стоп. У регулятора уже давно нет официальных инструментов печатания гривны. Он сегодня выпускает гривну только в двух случаях. Первый – когда он скупает валюту, с эмиссионного счета выдает гривну. И вторая ситуация – рефинансирование банка. Первая ситуация – более-менее сбалансирован рынок, с начала года есть некое позитивное сальдо, но небольшое. Второе – рефинансирование банковской системы, ну в этом году оно сократилось. Банки возвращали взятое ранее рефинансирование, то, что заново выдавалось в небольших объемах. При этом мы должны понимать, что объективно регулятор тоже находится под ограничениями, и есть определенные маяки, согласованные с мировым банком, с МВФ, в том числе на денежную массу. Фактически все, что ты можешь выдать на рефинансирование - разница между текущей денежной массой и той, что стоит на сегодняшнюю дату в маяке. Как правило, это небольшие разницы. Именно это является причиной, почему Нацбанк не увлекается СВОП гривна-валюта – дай мне валюту, я тебе на это время одолжу гривну и т.д.

- А какие курсовые прогнозы закладываются Укрсоцбанком по гривне на следующий год?

Вы знаете, при составлении проекта бюджета 8,30.

- И пока не пересматривали?

Нет. Еще раз я хочу сказать, что главный фактор в нас самих. Это как на пароходе. Если все люди побежали на правый борт, то лодка опрокинулась. Если не побежали, все в порядке.

- Но в то же время нехватка гривневой массы приводит к тому, что даже гривневые кредиты по ставкам начинают резко возрастать в цене. Особо ярко это видно по ипотечному рынку. Т.е. взять доступный ипотечный кредит сегодня практически невозможно. Говоря о доступном, я имею в виду, грубо говоря, до 17%. 2 или 3 банка буквально кредитуют под 17%, у всех остальных 23-25%, а есть и выше. Что делать в этой ситуации?

Ничего. Не брать ипотеку. Либо брать в тех случаях, когда у вас есть, грубо говоря, 70% денег. У меня не хватает 20% - я беру ипотеку. Если у меня не хватает 70%, то при такой ставке, конечно, брать ипотеку не надо.

- А если надо?

Снимайте квартиру. Сегодня есть альтернативный рынок. Мы как-то не говорим об этом, но то, чего не было 20 лет назад, сегодня есть. При этом стоимость квартиры есть на любой вкус и на любой карман. И это большой рынок. Десятки тысяч украинцев занимаются тем, что имея несколько квартир просто профессионально их сдают. Это уже стало бизнесом. И на любой кошелек можно найти съемное жилье. Очень важно быть реалистичным. Мы видим те проблемы, на которые люди налетели, переоценив свои возможности. Вспомните американский бум, связанный с президентской идеей о том, что каждой семье свой дом. Надо быть реалистичным. Любой воздушный замок, в конце концов, разваливается. Но когда корпоративный сектор начинает платить высокую ставку по кредитам, у него появляется альтернатива. То ли продать имеющееся валюту, если есть, то ли брать кредит. И все считают этот баланс. Поэтому в плане устойчивости гривны лучшего лекарства, чем высокие ставки по кредитам и депозитам, поверьте мне, не существует. Все остальное это «шладкие шлюни», как в анекдоте.

- Если подвести итог под темой ипотеки, скажите, пожалуйста, как вы, как банкир, как глава банка, как глава банковской ассоциации восприняли государственную проблему ипотечного кредитования под 16%?

Позитивно, конечно. В тех условиях, которые сегодня есть, и которые мы будем иметь еще несколько ближайших лет, мы должны понимать, что введя ограничение на кредитование в валюте для населения, которое абсолютно оправдано, на мой взгляд, мы сузили ресурсную базу. Если до того банки могли пойти на внешний рынок открыто, либо взять у своих «матерей» и «отцов» какие-то деньги в долларах, долгие деньги. И это было нормальным ресурсом для таких кредитов, то сегодня это накрылось. Длинной гривны у нас нет, и мы это понимаем. Депозиты небольшие по срокам есть – до 2-х лет, но реально 6 месяцев. Много совсем маленьких, коротких. Плюс право человека снять в любой момент говорит о том, что у нас вообще долгих денег нет. У нас есть, груба говоря, текущие счета с разной стоимостью процентов, по которым мы начисляем. В этом случае поддержка государства с компенсацией ставки – хороша. Потому что суммарно 16% годовых - не кайф для банка сегодня. Но вместе с тем понимаем, что если государство платит значительную часть, а меньшую семья, это значительно снижает риск кредитного портфеля. Он будет невысокоприбыльный, но он будет надежный. Поэтому на это будут идти. Укрсоцбанк будет тоже участвовать. Принципиальное решение принято, дальше идет процесс оформления, согласования. Обеспечить по статье конституции, что каждый имеет право на жилье – это демагогия. Право имеет, а жилья нет и взять его негде. Единственный, на мой взгляд, корректный способ со стороны государства – это поддержать процентные ставки. Пожалуйста, купи жилье себе сам, а мы тебе с вот этим поможем. И это позволяет помочь большому количеству семей, потому что просто покупка и раздача квартир, как вы понимаете, ну может помочь 1000 семей в год. Что это решает? Это вообще не решает проблему. Это просто подарок. Дальше вокруг него начинается куча коррупции – кому этот подарок будет.

- По итогам 1-го полугодия очень многие украинские банки, как сугубо украинские, так и дочки западных или российских групп, показали негативные результаты. Скажите, с чем это связано?

Качество кредитного портфеля, мягко говоря, не блестящее. Ты что-то не формировал, потом сформировал… По сути, мы должны говорить, что это период низкоприбыльной работы банковской системы. Прибыль весьма условна. И когда эта прибыль достаточно условна, то, что ты сегодня в небольшой прибыли, завтра в небольшом убытке… Период каких-то катастрофических начислений – минус миллиард - минус 2 миллиарда, прошел. Этого уже нет. А внутри эта коррекция на уровне минус 50 или плюс 50, поверьте, для большого банковского учреждения и то и другое означает ничего, потому что учреждение типа нашего должно в год генерить миллиард-полтора прибыли при нормальном состоянии кредитного портфеля, когда мы генерим в украинских цифрах 20 – это ничего.

- Понимаю. Но после того, как лопнул Lehman Brothers внимние к банковскому сектору даже у самого обычного населения стало куда более обостренным, потому что понятно, что, собственно говоря, в той экономической модели, а глобально Украина является очень открытой экономикой, роль банков переоценить невозможно.

Роль банков нельзя переоценить ни в какой – ни в открытой, ни в закрытой экономике. Это, в общем-то, кроветворная система организма. Но я бы не сравнивал с Lehman Brothers, потому что нам в определенной степени повезло. Когда мы говорим о том, что у нас слабо развит фондовый рынок, это и хорошо и плохо. Потому что на самом деле 90% операций фондового рынка это чистое казино. Это придуманный продукт, вокруг которого варятся реальные миллиарды. Разве во фьючерсах на нефть участвуют поставщики и переработчики нефти? 5-10%, но в основном это спекулянты. На мой взгляд, мир будет стоять перед вызовом этим. Если мы будем понимать опасность казино для нашего населения, закрывать их, создавать специальные зоны, когда только небедные люди смогут поехать и поделиться с владельцами казино излишками своих денег. С улиц казино нужно убрать, это превращается в зависимость. Это та же наркозависимость. Игровая зависимость ничем не отличается. У меня есть знакомая семья, где трагедия – муж игрозависим. Его нельзя за хлебом послать в магазин. Он дойдет до ближайшего автомата и все. Понятно, что он достойный, хороший, рабочий парень, умный, интеллигентный и т.д. Но не может… Вот они так и живут. Ему денег не дают. Его встречают, провожают… Но на этот путь встали сотни тысяч украинцев из разных социальных и возрастных групп. А почему весь мир играет в казино? Потому что то, что происходит на фондовом рынке, это на 90% игра в казино. Кто в казино зарабатывает? Только владельцы казино. От того, что я сегодня бумагу купил дороже, завтра продал дешевле и потерял, ну потерял… а кто-то выиграл. А экономика что-то выиграла? Есть только 2 операции фондового рынка, из которых экономика выигрывает. Первая – IPO - выпуск новых акций, который действительно дает вхождение капитала куда-то, если это cash-in, т.е. если деньги пошли в компанию, а не владелец продал часть своего пакета и деньги вывел на красивую жизнь. И вторая – долговое финансирование, продажа различных бондов и долговых инструментов: синдикаты, кредиты… Это то, что дает экономике двигаться. Все остальное – это разговор вокруг денег в пользу владельцев казино. Ужас в том, что именно возможности Интернет-технологий, электронных технологий, наличие девайсов у всех вовлекли в этот бизнес десятки миллионов людей в мире. Если раньше инвестиционные банкиры были седые люди, которые долго советуясь, размышляя, анализируя что-то, принимали решение, то сегодня это просто азартная игра. Посмотрите рекламу клуба «FoRex» - «поиграй в FoRex», т.е. поймай эту тенденцию и улови. Можно поиграть? Можно. Покажите мне одного человека, который устойчивый доход выиграл. Такого нет. Мы у себя закрыли эту услугу, потому что получается, что мы как бы помогаем людям проигрывать их деньги. Это прибыльно для нас, но это абсолютно не морально и неправильно. Я выслушивал много жалоб, скандалов. Но если это бизнес, в котором клиент все равно проиграет, то лучше в нем не участвовать. Так и получается что в виртуальных триллионах долларов, которые вращаются в мире, большую часть обслуживает казино. И там никакой логики нет, это не Уоррен Баффет, который анализирует отрасль – да, она нужна миру, она объективна… Здесь абсолютно все равно. Эта отрасль плоха? Ну и что? Она растет сегодня – я покупаю, завтра я должен продать ее раньше, чем она начнет падать. Мне абсолютно все равно, что она делает. Газовые камеры, например, строит… Вот это парадокс. Само вложение денег получилось полностью отрезанным от того «а куда?».

- Этот парадокс начал интенсивно развиваться после того, как доллар окончательно отвязали от золотого стандарта. И деньги начали жить по своим автономным законам. Деньги выпали из классической модели.

Смотрите, не может доллар быть в золотом стандарте. Количество золота в мире ограничено, его производство ограничено. Большой рост мировой экономики, а он большой. Мы понимаем, что 100 лет назад были какие-то лидеры экономического роста США, Англии, Германии. Они доминировали. Сегодня вы можете взять на любом континенте страны, которые стремительно развиваются, при этом, понятно, что они развиваются быстрее этих старых промышленных империй. Количество денег должно соответствовать росту экономики.

- Но оно им не соответствует.

А была бы дефляция.

- Денег в мире больше за счет реальной экономики.

Задумайтесь, за счет чего больше. Что такое производная? Ведь это фактически эмиссия денег. Вы на базе актива делаете производную. У вас резко актив удвоился. Есть следующие процессы. Мы понимаем, что великое зло 20-21 века – популизм. Сегодня все капиталистические державы, за исключением 1-2, строят социализм. И никакой президент США не может быть президентом, если он не даст что-то плебсу , и он дает. Отсюда что? Рост государственных долгов, практически во всех странах. Мы можем найти 1-2 страны в мире, у которых он не растет либо держится в каких-то приемлемых рамках. Да бог с ним, проедим, там будет, у меня срок 5 лет. Вот же еще ужас - политика выбирают на 5 лет, ну может быть еще 5, ну 10, ну и бог с ним! После нас хоть потоп. Это абсолютная циничная реальность. Политик борется за власть, и если он не хочет захватить власть, и создать хунту военную, и сидеть 50 лет, то он понимает, что срок его ограничен, от 4 до 10 лет. Покушали сегодня, а завтра как-то будет… Спишется… Вот это генерит деньги лишние. Эти деньги ничем не обеспечены. Вот весь дефицит бюджета – зеро обеспечение. Государство может взять заграницей и потратить здесь, но мир в целом от этого ничего не получил, потому что деньги были потрачены в воздух.

- Т.е. деньги все-таки, следуя классической формуле, должны быть эквивалентом чего-либо. Деньги, оторванные от эквивалентной оценки, превращаются в некую совершенно автономную стихию, живущую по своим законам и лучше всего себя чувствуют как раз в тех казино, о которых мы только что говорили, на биржах, где деньги производят деньги и больше ничего. Но ведь так не должно быть. Ведь кровеносная система не может быть в отрыве от рынка.

Золотой стандарт не подходит, он бы вызвал дефляцию. Поскольку объем потребности в деньгах опережает рост самой массы золота, это дефляция. Дефляция – это ужасно, она полностью убивает все. Я промышленник. Зачем мне производить? Я купил сырье по 5, пока произвел какую-то продукцию простенькую, она уже стоит 4. Я не могу ее продать по 6, потому, что все хотят купить по 5. Это кошмар. Дефляция для экономики, для производителя - это ужасно.

- А как вы оцениваете дефляционные процессы, которые сейчас происходят в украинской экономике?

Дефляция 2-3-4 месяца - это не страшно. Я говорю о дефляции, когда это массово, в мире. И это очень тяжело. 2-3 месяца – мы понимаем, что есть сезонные процессы – меньше газа, например, тратим, фрукты ,овощи свои, плюс, учитывайте, что это Украина, с сильными корнями в селах, десятки миллионов украинцев могут съездить к родителям. Есть дачи, и есть культура это вырастить и есть возможность – это не черноземная полоса России, где этого нет. Потом что-то увеличится. Понятно, что плюс правительство.. Николай Янович, которого можно критиковать, однако, всегда жестко следит за расходами и легкую базу для роста инфляции никогда не создает - это его фирменный стиль.

- Тем не менее, деньги, так или иначе, являются уже автономной стихией, верно? Сами по себе, то есть они уже не являются эквивалентом товарного производства, как это было на заре промышленной революции.

Понимаете, в чистом виде их никогда не было. Я как раз вот там недавно читал прекрасную книгу Александра Никонова о кризисах. В его книге несколько глав посвящено истории денег – на самом деле громкие банковские скандалы и аферы с долгами государств начинались еще в средние века – 15-16 век - это период первый. Поэтому, если бы Господь занимался подсчетами, сколько денег нужно и давал бы директивы казначейству, сколько их нужно выпустить или одолжить – тогда бы это было. А так это некие хаотичные процессы, это броуновское движение, которое само бурлит. В Советском Союзе была формула расчета денежной массы Госплана – сколько было произведено товаров, услуг на средний оборот. Оно помогло Советскому Союзу?

- Но история Советского Союза –это история империи, не только денег..

А империя начала разваливаться на базе чего, вспомните? Пока экономика держалась и была более-менее крепкая, то и преобладали центростремительное тенденции. Когда вслед за политической свободой настал еще и конец глобальной советской экономики – тут оно все и развалилось. Всегда 2 вещи есть – сложно только на политике все развалить или на только экономике.

- Советский Союз, сделаю лирическое отступление, по моему разумению и по мнению историка, рухнул потому, что в его фундамент изначально была заложена сложная и невыполнимая идеология. Вспомним Маркса, вспомним Ленина – социализм не может быть построен в отдельно взятой стране. Все. То есть была взята к реализации заведомо невыполнимая задача. И вот, собственно говоря, реализация невыполнимой задачи привела к гибели этого громаднейшего организма СССР, Коминтерн, стран Варшавского договора и т.д . ну, это исторический сугубо подход. Давайте вернемся все-таки к банкам. Вопрос читателя: Многие эксперты в последнее время высказывают обеспокоенность оттоком капитала из Украины, усилившимся в последнее время. Действительно ли он усилился в последнее время, и насколько рисковой является эта тенденция?

-Ну, тенденция плохая. Статистики полной нет, поскольку существенная часть этого оттока –теневая. Помните эту цифру прошлогоднюю: население купило валюты больше, чем продало на 13.5 млрд. - кошмарная цифра, потому что мы за газ 14 заплатили за год. Мы должны понимать, я не обладаю точной статистикой, но значимая часть этих денег – это просто серое. Это не население, а под маркой покупки населением складирование и вывоз в офшоры.

Есть, конечно, и легальная часть - это выплата дивидендов, но она в разы ниже, и это законная часть. Для того, чтоб вывести дивиденды, нужно официально получить легальную прибыль, заплатить налоги, а потом вывезти и, как бы, не страшно. Это и есть главное давление. Это раньше много лет население больше продавало, чем покупало. Потому что все деньги для

покупки и обслуживания кредитного портфеля – это порядка 300 млн. в месяц – мы считали где по 2009 году, ну миллиарда 3, считайте объективно нужно населению, ну, еще столько же купили, при том, что даже для поездки заграницу вам сейчас валюта не нужна, вы с гривневой карточкой и международной валютной системой едите куда угодно и платите – по межбанковскому курсу меняется, вполне комфортно себя чувствуете и никаких проблем нет. То есть, понимаем, что, грубо говоря, половина этой цифры это вывод реальный капитала.

- Почему это происходит?

Ну, вот такой уровень «веры» в государство, в будущее страны. Тиха украинская ночь, но сало «краще» перепрятать.

- Назывались цифры – насколько они корректны и точны, что за первое полугодие за пределы страны ушла денежная масса эквивалентная сумме 50 млрд.грн?

6.5 млрд . долларов – я такую цифры назвал за год примерно. Если еще добавить легальные – больше будет.

- То есть, Борис Владиславович, вы полагаете, что эта тенденция кроется всецело в психологии недоверия к государству?

Вот смотрите, что произошло в 2010 году? Смена власти на всех уровнях и некая «зачистка». Зачистка чужеродных бизнесов, не своих. Начался передел: 2012, 2011… Он более-менее закончен на сегодня. Либо ты отбился, либо потерял, либо развился. Сегодня есть новые реалии, новая вертикаль власти. Начинается новый виток работы. Когда человек не боится и начинает думать о том, чтобы что-то сделать. Потому что до этого было так - всё, что есть, схватил и спрятал. Т.е. мы сейчас в позитиве, стабильности, которая обеспечивает узнаваемость и предсказуемость и возможность что-то делать. Если говорить о минусе - достаточно много негативных факторов, которые накопились за последние пару лет. Рейдерство, оно было и в 2005 - 2008 году.

- И в девяностых было, только в иных формах..

К сожалению, да.

- Как можно преодолеть эту ситуацию, как ее можно изменить? Что бы вы посоветовали Арбузову, Азарову, Колобову?

Ну, это не проблема Арбузова, Азарова, Колобова. Я думаю, это в реалиях сегодняшнего населения, в реалиях сегодняшнего истеблишмента нации. Никак. Нам предстоит так жить лет 30-50.

- Как все печально..

Это не печально. Что такое лет 30-50? Вы же историк. Это вообще ничего – миг, два дня..

- Это даже не секунды, если смотреть с геологической точки зрения.

Я не с геологической смотрю, а с исторической.

- Ну, хорошо вращаться по орбите, жить миллионы лет и наблюдать все это свысока.

Знаете, это когда люди начинают думать о своих наследниках. Вот пока дети маленькие, я им деньги откладываю в Швейцарии. Когда тебе уже 60-70, а твоим детям 30-40, и им уже нужно подхватить эту ношу, и в этот момент тебя начинают посещать мысли глобальные – а где эту ношу держать? Эта ноша тут. Я уйду, а их порвут на куски. Действительно же порвут. Вот ближе к тому периоду, а это не раньше, чем лет через 20, люди начнут задумываться, как уйти, чтобы твоих не порвали. Причем, вариантов никаких. Революция и мы поменяем их на других и т.д. Так они точно такие же. Сказка о том, что бедный - хороший, а богатый – плохой, всего лишь сказка. Бедные приходят голодные.. Сколько там? Пятьдесят процентов. Мы помним Павла Ивановича Лазаренко. У него была кличка 10 %. Святой человек.

- По нынешним реалиям - это просто ангел.

И читаем последнее письмо товарищу Путину о том, что в России стало уже 70 %. Это уже новые маяки.

- Ну, в Украине по отдельным проектам уже достигает и 90%. Вообще не понятно как можно что-то делать при такой ставке отката? Как можно на 10% сделать проект, на который, условно говоря, запланировано было 100% и осталось 10%? И как-то люди работают, как- то выкручиваются.

Волшебники. Чудо. Вот это украинское чудо. Было немецкое, теперь украинское. Я просто еще раз хочу сказать – вот в это вовлечены все, в той или иной мере. Все принимают участие в коррупции. Всем проще заплатить взятку, чем платить штраф, чем ездить правильно. Если 99% готово жить по таким законам - это бессмертно. И поэтому, когда мы говорим о каких-то изменениях, то смешно говорить, что мы это можем поменять за 5 лет, за 10... В странах, где так было, и где прошли резкие изменения, типа Тайваня, Сингапура, но они абсолютно не демократичны – это все делалось жестоким железным военным режимом. Но мне не приходит в голову сказать, что давайте сделаем жестокий военный режим, потому, что ты не знаешь, куда он вывезет. Я знаю в мире три примера, когда жестокий военный режим действительно создавал великолепную страну, и мы знаем сотни примеров, когда жестокий военный режим полностью разваливал всю экономику, и ничего хорошего не было, поэтому рисковать такой и таргетировать такую цель - будет, скорее всего, только хуже, а не лучше.

- Потому нам остается медленный эволюционный путь.

Ну, может, он и не медленный, смотрите, вот феномен этих арабских революций - ведь он же действительно феномен. Вот влияние интернета, новых средств, слившихся с местными традициями, дал совершенно неожиданный результат.

- Ну, если бы эти результаты были позитивными, это было бы хорошо.

Когда мы говорим о революциях – не бывает позитивных результатов, ни при какой революции. Позитивные результаты потом через 50 лет, после контрреволюции, после восстановления, следующее поколение начинает получать какие-то там результаты. Ужасы французской революции - кошмар полный. Я скажу, что даже российская была более мягкая.

- Ну более масштабна, это факт. Спрашивают читатели: какие наибольшие проблемы есть сегодня у отечественных банков, с чем они связаны и каковы пути их решения?

Проблема номер один – качество кредитного портфеля. Путь решения – работать с этим, формируя резервы и закрывая, работая с заемщиками, находя компромиссы, очередные реструктуризации, поиски взаимных путей, продажа каких-то активов. Это все банковская система будет еще переваривать 3-5 лет.

- А почему отказались от идеи банка токсичных активов? Его так активно пропагандировали.

Это кошмар. Хотели денег заработать. Создали банк активов, но он же должен покупать. А как он будет покупать? Будет конкурс талантов - кто больше? Есть решения, которые в украинских реалиях принимать нельзя. Там заведомо будет все украдено. Поэтому больше здорового консерватизма. Помните это гос.вливание в банки? И что получилось? Не хватило даже, чтобы расплатиться с депозиторами своими. Все куда-то ушло, долги все равно остались.

- Хотя было вкачено и в рефинансы и в рекапитал очень много…

Выше крыши хватало, чтобы рассчитаться с населением. Проще было обанкротить эти банки, меньшую часть денег дать Фонду гарантирования вкладов, который выплатил бы и разошлись бы.

- Т.е. качество кредитных портфелей и постепенная работа с ними – это ключевая проблема на сегодня.

Все банки очень мощно поработали по экономии расходов, убрали лишние жирки, автомашины, сократили раздутые штаты, офисы и т.д. Урок такой очень суровый. Т.е. если жили кудряво, то теперь по одежке протягивают ноги. Живут собственно в рамках реалий. И не только банки. Работа тяжелая, работы много.

- Насколько оправданы и обоснованы разговоры о том, что в следующем году может грянуть очередной глобальный банковский кризис?

Ну, такие разговоры велись каждый год. Вы знаете, вспоминая 2008 – начало 2009 года, сейчас это никак не повторится. Потому что это была ситуация, при которой президент и премьер воюют, НБУ, который между ними как-то лавирует, плюс куча личных интересов неуправляемых, полный хаос… И все это страна выдержала. Я просто восхищен. Это великая страна. Ей ничего не грозит. Был такой анекдот: на съезде партии докладчик выступает и говорит о том, что низкая урожайность, но на благосостоянии советских людей это не отразилось, землетрясение было, но в целом не отразилось… Голос из зала: «А дустом вы их пробовали?». При рациональном ведении дел в финансовом и банковском секторе ничего подобного повториться не может. Вспомните 2004 год, когда очень остро все было. Страна в предчувствии гражданской войны, поверьте мне, паника была страшная. Последовательные действия правительства и НБУ – 4 месяца побушевали, забыли и все. При этом резервов потеряли много. На начало кризиса было 13,5, а к концу кризиса уже около 3-х. Десятку потеряли. Хотя даже не десятку, 85% резервов потеряли, но потом все прекрасно восстановилось. Это больше проблема разброда в голове и хаотических действий. Если ты понимаешь, что регуляторы хаотических действий не допустят и будут действовать жестко и быстро, то я таких сценариев не вижу.

- Ну, в частности, у вашей материнской структуры, у UniCredit, в последнее время тоже отнюдь не самая идеальная ситуация. И рейтинги понижаются…

Ну вы видите, какая сейчас ситуация с рейтингами, в той же самой Украине. Как только снижается рейтинг страны, автоматически снижается рейтинг всех банковских учреждений. В Италии, конечно, непростая ситуация, но ничего драматичного. Группа успела в начале года увеличить капитал. Т.е. она имеет серьезный запас и ликвидности, и капитала. В Италии уже третий год идет коренное преобразование, потому что до этого, по сути, работали локальные банки под брендом UniCredit, у каждого из которых было Правление, Наблюдательный совет, Ревизионная комиссия и т.д. Сегодня это жестко все расчищено. Сегодня есть один банк в Италии. Под сокращение попали тысячи людей. Сегодня Федерико Гиццони, CEO группы, после последнего решения правления группы берет на себя личную ответственность за развитие бизнеса в Италии. Это очень хорошо. Потому что в таких моментах надо уходить от коллективного руководства и переходить к роли одного человека – быстрые решения, полная ответственность. Что еще хочу сказать. Теперь в Италии сосредоточена только треть бизнеса группы. Очень мощный бизнес в Германии – HVB UniCredit. Очень мощный бизнес в Австрии – Bank Austria – это первый банк страны, также в Польше и в 23 странах Европы - все это вызывает хорошую устойчивость.

- Т.е. в случае чего, Укрсоц может рассчитывать на поддержку?

Вы знаете, нам особо поддержка не нужна. В рамках своего бюджета мы имеем лимиты кредитных линий, которые мы можем выбрать. Мы их хронически не выбираем. Ведь что мы там берем? Доллары и евро? Мы сегодня в них почти не кредитуем. Мы имеем право кредитовать только экспортеров. У нас примерно 500 млн. долларов в год возвращается по старым кредитам устойчиво. Мы, наоборот, сократили свой долг перед внешними обязательствами. Нам группа очень помогла в 2009 году, когда фактически нам дали деньги на выплату – 400 млн.евро бондов, 120 млн. синдицированного кредита… Конечно, 520 млн. вот так мы бы в первом квартале 2009 года нигде бы никогда не нашли. А сегодня речь идет о том, что могут понадобиться 100-200, так это без проблем. Это берется в рамках лимита. Для этого не надо ехать на переговоры, подписывать какие-то толстые соглашения. Украинские цифры для группы – в общем-то, ничего особенного. На уровне мелкой флуктуации. И при этом мы имеем позитивное кеш-флоу в долларе. Проблема – это гривна, дефицит гривны. Мы за нее боремся. Повышаем ставки. В пятницу будет очередное повышение ставок по всему диапазону гривневых. Я думаю, что в сентябре мы начнем снижать ставки на долларовые депозиты, потому что они нам особо не нужны. НУ, понятно куда двигаться. Дерись за гривну, плати за нее деньги, те деньги, которые позволят людям не бежать и не менять ее на доллары.

- Это понятно. Все-таки с гривневой массой, откровенно говоря, надо что-то делать. И кому делать, как ни вам, как главе одной из крупнейших банковских ассоциаций страны?

У нас парадокс следующий – у нас проблема гривневой массы состоит не в ее малом объеме, а в наличии огромного количества денег вне банка. У нас вне банка 80% гривневой массы. Внутри банка сегодня 15 млрд. на кор.счетах и, наверное, чуть меньше на кассах. Получается, что в банках миллиардов 25-30 гривен. В 4 раза больше находится вне банка.

- Как привлечь?

Это тот процесс максимального привлечения электронных денег, процесс расчёта через банки. Вы знаете, об ограничении транзакций свыше 10 тыс.грн. - только через банки и т.д. Вот это те пути, которые действительно реальны сегодня. Вот она где есть. Т.е. она есть в стране, но находится вне банка. Как только она попадает в банки, она сразу попадает в производственный оборот, сразу становится финансовым ресурсом. Вот это задача номер один. Ею и регуляторы и банкиры занимаются, потому что это то, чем есть смысл заниматься. Потому что сегодня при появлении карточек и т.д. это очень удобно. И после ряда случаев ограблений, расстрелов… ну помните, донецкий случай, до этого несколько харьковских случаев было расстрелов инкассаторов. Те меры, которые НБУ принимает по повышению безопасности и всех процессов работы с кешем, они для банковской системы обойдутся в несколько млрд. долларов. Огромные деньги. Броневики, укрепление касс, помещений, сигнализации и т.д. А нужен ли мальчик? Зачем держать эту огромную индустрию перелопачивания бумаги, когда можно иметь пластиковую карточку, которой ты сегодня в Украине в большинстве торговых точек можешь рассчитаться, в банкомате можешь снять деньги, перевести деньги с одной карточки на другую с помощью банкомата и т.д. Действующие сегодня возможности позволяют жить практически без кеша. У меня извечная проблема – кеш. Когда мне говорят дать 500 грн. кеша, у меня их, как правило, нет. Если этим планомерно заниматься, результат будет очень быстрым. Опасения многих, что когда появятся деньги ко мне придет налоговая – ерунда.

- Но, тем не менее, 50% экономики в тени. А теневую экономику сложно перевести на электронные деньги.

Это не так. Мы имеем примеры, когда абсолютно теневые компании открывают счета в банках и используют электронные платежи, карточки и вполне эффективно работают. Это просто особо одаренные люди, которые поняли, что это можно делать. И я скажу, что это позитивно. Помните, в Советском союзе были такие 3% ОВГЗ? Ты мог в любой момент предъявить и получить возврат. Причем они были анонимные: на них ничего не указывалось, и ты не должен был предъявлять никаких документов и справок. Но в свое время, когда принималось решение об их выпуске, оно принималось на уровне политбюро, поскольку понимали, что раз они безымянные, могут быть средством некоего теневого оборота. Если средство теневого оборота попадает в госбанк и является ресурсом для развития экономики - это хорошо. Ищите с другой стороны. Ищите сами эти теневые обороты, но не боритесь с этим результатом теневого оборота. И наоборот, сделайте ему комфорт, чтобы он анонимно мог пользоваться банковской системой. Эта пропорция, которая есть, если сделать 50/50 – вот и деньги для развития страны, вот и деньги для кредитования.

- В последнее время много говорят о том, что украинские платежные системы способны обеспечить приток миллионов гривен в бюджет. Но для этого нужно создать условия на государственном уровне. В частности, НБУ должен начать выдачу валютных лицензий украинским платежным системам. Какова ваша позиция в этом вопросе?

Я не знаю, зачем украинской платежной системе валютная лицензия, честно.

- Не нужна?

Я не вижу. Я чего-то могу не знать. В рамках того, что я знаю, я не вижу. Еще 5 метров госграницы надо дать каждой системе. Нет, каждому трудящемуся для счастья в жизни нужно дать 1 метр госграницы. Вот поделите и у каждого калиточка будет своя, например, «Тимонькин». Сядем около границы и будем пропускать.

Читать дальше

Телефон: 0 800 3000 90
Назад





Интернет-банкинг
Физическим лицам
Юридическим лицам
Отделения и банкоматы
Контакты
0 800 3000 90 0 800 3000 90
0 800 3000 90 0 800 3000 90
332 0 800 3000 90
Поддержка

Звонки со стационарных и мобильных телефонов в пределах Украины бесплатны.

Сallback для звонков с мобильного.

Номер для звонков с мобильного в пределах Украины для абонетов Vodafone, Київстар та lifecell.

Тарификация согласно тарифных планов абонента.

Сallback для звонков с мобильного.

Для международных звонков и звонков в пределах Украины.

Сallback для звонков с мобильного.

Курсы применяются в дату фактического списания средств со счета и являются приближенными к курсу банка при блокировании необходимой суммы на момент совершения операции.
Сначала указана валюта карточного счета, далее - валюта расчетов с платежной системой
Оценка качества обслуживания

Обратная связь

Возникли вопросы, предложения, замечания?

Мы ценим сотрудничество с Вами. Для того чтобы поделиться своими предложениями, замечаниями, задать вопрос, пожалуйста, заполните форму обратной связи, приведенную ниже или позвоните в Контакт-центр АО "Укрсоцбанк" по номеру 0 800 5000 20 (звонки со стационарных телефонов в пределах Украины бесплатные).









Я хочу получать информацию о новых услугах Банка, акциях и розыгрышах.

Поля обязательны к заполнению